Орторексия, нездоровая тяга к здоровой еде: признаки, причины, способы лечения.

Любое «слишком» чревато последствиями. Эталонно здоровый образ жизни и неуклонное следование правилам сбалансированного питания может принять черты болезненной мании и обернуться настоящим неврозом. Специалисты по психическим расстройствам называют утрированное стремление к «правильности» рациона нервной орторексией и считают его заболеванием, требующим лечения…. стейками и пирожными!

Что такое орторексия?

Первый и основной признак, заставляющий заподозрить орторексические изменения психики — серьезные и нередко иррациональные ограничения в выборе продуктов. Орторексик вычеркнул из своей жизни такие признаки еды как вкус, запах, органолептика. Он выбирает пищу, опираясь исключительно на собственные представления о ее правильности и той пользе, что она способна принести. И правильное питание стало содержанием и смыслом его жизни.

Термин «орторексия» — один из самых молодых в списке пищевых расстройств. В теоретический и клинический обиход ввел американец Стивен Брэтмен в 1997 году. Материала для наблюдений и выводов у него было предостаточно: в 70-х годах прошлого века Брэтмен жил в одной из «зеленых» хиппи-коммун. Ее обитатели были объединены не только общим бытом, но и, в первую очередь, взглядами на еду — в коммуне существовали предельно четкие правила разделения пищи на «чистую» и «грязную».

Стивен Брэтмен вспоминал, что к людям, бездумно отправлявшим в утробу мясо, шоколад, фастфуд, «коммунисты» относились с презрением и отвращением, как к безнадежно падшим существам, а вот себя считали настоящими праведниками.

Увы, бесконечное совершенствование правил идеального питания и жевание листиков петрушки привело Брэтмена и его товарищей не к просветлению и железному здоровью, а к полному физическому и психическому истощению. Коммуна начала распадаться, поскольку ее обитатели были не в силах не то чтобы вести совместное хозяйство, а даже нормально обслуживать себя.

Брэтмен попросту сбежал и, придя в себя и съев несколько десятков гамбургеров, поступил в медицинский колледж. Будучи уже дипломированным и известным врачом, он, спустя почти 20 лет после всех событий, опубликовал шокирующие воспоминания о «святых едоках». Именно в этой статье Стивен (к тому моменту доктор Брэтмен) скрестил уже известный термин «анорексия» (с греческого — «отсутствие тяги к еде») с греческой приставкой «optho», т. е. «норма» и впервые описал орторексию как скрытое и неочевидное, но от этого не менее серьезное расстройство пищевого поведения.

Сегодня в США и странах Европы ведется официальная статистика диагностирования случаев орторексии. Общие данные показывают, что у 6-7% населения контроль правильности питания принимает болезненные с неврологической точки зрения формы, и особенно склонны к возникновению расстройства женщины после 30.


  • 1 2 3 4 5 6

    Натали Портман стала вегетарианкой в 8 лет. Сначала она отказалась от мяса и рыбы, увидев на научном конгрессе, как коллеги ее отца-врача для опыта препарируют живого цыпленка. Затем «в топку» отправились яйца и молочные продукты, и в итоге девушка стала адептом сыроедения. Кроме того, актриса не пьет кофе, алкоголь и, конечно же, не курит. Портман не скрывает, что крайне озабочена своим питанием — она тщательно составляет рацион и допускает в него исключительно экологически чистые сезонные овощи. Для того, чтобы достойно сыграть оскароносную роль в «Черном лебеде», и без того миниатюрная Натали (ее рост 160 см) села на диету, которую сама назвала «экстремальной», и похудела на 10 кг, достигнув веса 43 кг. Страшно представить, какая диета может быть строгой для Портман.

Почему и как люди становятся орторексиками?

Если вы уже сталкивались с темой пищевых расстройств, то знаете, что все они начинаются традиционно — с недовольства собой и похвального вроде бы желания привести наконец в порядок здоровье и внешность, составить «хороший» рацион (о том, какие еще причудливые формы может принять этот процесс, читайте в нашем материале «Бигорексия, обратная анорексия»).

Намерение вести социально одобряемый образ жизни и быть не хуже других крепнет под напором тысяч фотографий полезной еды и бесконечной ленты режимов тренировок в соцсетях. Блогеры, тренеры, диетологи без устали вещают по всем цифровым каналам, предлагая свои рецепты счастья, путь к которому лежит через правильно наполненный желудок.

Знаменитости тоже вносят свой вклад, пропагандируя то вегетарианство и сыроедение, то макробиотику, то питьевой детокс. Не отстает и маркетинговая машина — полки полнятся продуктами и добавками с пометками «полезно», «натурально», «без ГМО», открываются «здоровые» магазины и рестораны с органическим питанием. За пищей и питьем следят приложения в гаджетах, напоминающие вовремя глотнуть воды или куснуть сельдерея.

Начав со стандартного «здорового» отказа от сахара, газировки, фастфуда, полуфабрикатов потенциальный орторексик устанавливает себе все больше ограничений. В группе риска — те, кто склонен к перфекционизму и легко увлекается новыми идеями, а также, как ни странно, люди с реальными проблемами со здоровьем, вынужденные в какой-то момент обратиться к лечебному питанию. В орторексии они видят спасение от медикаментозного лечения.

Мысли о еде так захватывают жертву орторексии, что все остальное уходит на второй план. Боязнь съесть что-то «не то» превращается в настоящую фобию. Проросшая пшеница на завтрак, экологически чистые овощи на обед, минеральная вода на ужин… Здоровая еда возводится в культ, поведение орторексика напоминает будни адепта религиозной секты, а приемы пищи превращаются в священнодействие.

Орторексия: 8 основных симптомов

  • 1
    Выбор продуктов исходя из качественных характеристик и пользы для здоровья, а не вкусовых предпочтений и даже доступности (финансовой или сезонной).
  • 2
    Стремление «под корень» выкорчевать из рациона все сладкое, соленое, жирное, жареное, а также продукты, содержащие «диетические жупелы» — крахмал, глютен, лактозу, алкоголь, кофеин, консерванты, искусственные добавки.
  • 3
    Отказ от питания вне дома (в гостях, кафе, ресторане) из-за невозможности убедиться в правильном составе продуктов и приготовления, параноидальное недоверие к еде, приготовленной «чужими руками».
  • 4
    Фанатичное следование специфическим диетам и «полезным» системам питания.
  • 5
    Неадекватная требовательность и жесткость по отношению к себе в вопросах питания, наличие системы наказания при употреблении запретного продукта.
  • 6
    Повышенное внимание к способу приготовления блюд (например, употребление пищи только в сыром виде или приготовленной на пару).
  • 7
    Тщательное планирование меню на дни и даже недели вперед.
  • 8
    Бескомпромиссное деление людей на своих (тех, кто питается правильно) и чужих (тех, кто употребляет вредную пищу).

Как это бывает: личный опыт

Дарья Аверкова

Случай Дарьи Аверковой — особый. Сейчас Дарья работает психологом, а ее специализация лежит как раз в области пищевых расстройств. К этой деятельности ее привел реальный жизненный опыт. Об опыте самостоятельного выявления и успешного преодоления расстройства Дарья Аверкова рассказала Woman.ru:

«Я увлеклась здоровым питанием — проращивала зерно, покупала органические продукты, изучала составы, новые детокс-программы, следила за результатами научных исследований о здоровом питании, заменяла конфеты высушенными на солнце сухофруктами и исключительно сырыми орехами. И все чаще чувствовала себя не в своей тарелке в кафе и на пикниках с друзьями. Чтобы найти опору, я пыталась «обратить в свою веру» мое окружение. Вместо сытного домашнего ужина для своего молодого человека я готовила в лучшем случае салат и нравоучения, хотя всегда знала, что еду без мяса он едой не считает.

«В какой-то момент, взбивая очередной смузи, я поняла, что еда занимает слишком много места в моей голове. Я постоянно думаю о том, что бы такого съесть полезного, чем бы заменить вредное, а еще о том, как этого вредного хочется».

Мне стало ясно, что где-то я свернула не туда и слишком увлеклась. Не скрою — было очень сложно дать «обратный ход» и «пустить в себя» то, что я считала нездоровым, не отвечающим моим представлениям о правильном питании. Постепенно мне удалось договориться с собой и делать исключения. И я была невероятно изумлена, обнаружив, что вес не увеличился, а даже наоборот, я не покрылась страшными болячками и не рассыпалась оттого, что слушала себя и съедала то, чего мне на самом деле хотелось, а не нечто безусловно полезное. Я стала лучше выглядеть, больше успевать за день, качественнее справляться с работой. Мне удалось выбраться из ловушки орторексии.

Сегодня я предпочту фермерское мясо замороженному бройлеру, а пирожное из натуральных сливок — маргариновому печенью. Но я уже не подстраиваю свою жизнь под еду, я делаю наоборот. Я ем, чтобы иметь возможность рассказать своим внукам не о том, как их бабушка здорово выглядит в 70 лет, а о том, что их бабушка сделала в этой жизни. Я наслаждаюсь жизнью и едой как важной её составляющей, но удивительным образом времени и сил у меня на это уходит куда меньше, чем когда я обороняла границы своего меню от вредностей«.

Чем опасна орторексия

Справедливости ради стоит отметить, что не все специалисты по психологии и неврологическим расстройствам признают существование орторексии как изолированного заболевания с собственными симптомами, тем более, что в интернациональной классификации болезней она отсутствует (в то время как, например, анорексия и нервная булимия уже включены в списки «настоящих» недугов). Нередко навязчивая зависимость от правильного питания диагностируется как часть других поведенческих нарушений.

Можно встретить мнение, что орторексия — достаточно безвредное нарушение, не приносящее своей жертве других проблем кроме имиджа «человека со странностями». Тот же Стивен Брэтмен предостерегает от подобной беспечности, в своих свидетельствах приводя ряд примеров, когда помешательство на пользе питания и жесткий контроль меню приводили к хроническому недоеданию со всем спектром последствий — от авитаминоза до буквально голодной смерти.

«Жесткие ограничения в питании в любом случае сказываются на физическом и психологическом состоянии, — уверена психолог, специалист по пищевым расстройствам, руководитель клиники расстройств пищевого поведения Анна Назаренко. — От постоянной «фильтрации» меню нарушается обмен веществ, снижается иммунитет, возникает гормональный дисбаланс, ухудшается состояние волос и ногтей. Подавление пищевых потребностей организма сказывается на работе сердечной мышцы из-за нехватки калия. Под удар попадает желудок и кишечник, страдают суставы, которые недополучают кальций. Появляются слабость и повышенная утомляемость, бессонница».

Психолог предупреждает: строгие ограничения, как при любой пищевой зависимости, приводят к социальной изоляции, раздражительности, непониманию и отторжению тех, кто не разделяет «правильные» убеждения.

Для орторексиков характерна напряженность, настороженность, сложности с возникновением радостных эмоций, все их мысли заняты едой и оценкой ее качества. На этой «благодатной» почве и возникает невроз.

Орторексия может усугубляться годами, пока у ее жертвы хватает сил «держать себя в руках». Но постоянная неудовлетворенность и жесткий контроль могут вылиться в срыв с бесконтрольным употреблением запретных продуктов. В таком случае орторексия переходит в другое пищевое расстройство — булимию или компульсивное переедание.

Что делать, если…. Советует специалист

Анна Назаренко

«При появлении симптомов орторексии важно осознать, что стремление к правильному питанию приобретает черты одержимости, — говорит Анна Назаренко, — Как правило, даже серьезно завязший в расстройстве человек на это способен. Звучит, возможно, банально, но это первый и ключевой шаг на пути к выздоровлению.

Страх перед «плохой» едой, перед «загрязнением» себя часто испытывают люди с эмоциональными проблемами, которые стараются держать свои чувства под контролем и боятся выпустить эмоции наружу.

Поэтому в случае орторексии нужна комплексная терапия, которая затрагивает отношение с едой, с окружающими и с самим собой. Мой совет — сходите на консультацию к специалисту, если подозреваете, что ваши отношения с пищей пошли не по той дороге. А для начала уберите с подоконника пророщенную пшеницу и позвольте себе «отрыв» в виде хорошего стейка или домашнего пирожного без консервантов. Еда, как и жизнь, должна быть в удовольствие.

Опрос: А вы считаете орторексию пищевым расстройством?

Нет, это просто забота о себе, лечить ее не нужно. Сложно сказать — сама я никогда не сталкивалась со случаями подобного фанатизма. Конечно, это расстройство! Нельзя относиться к еде слишком пристрастно.

Источник

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан. Обязательные для заполнения поля помечены *

*